Агентство по возврату утраченного - Get Backers

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Агентство по возврату утраченного - Get Backers » Архив » Собор Сен-Реми


Собор Сен-Реми

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Шпили рвутся вверх, к небу, разрезают его голубизну острыми линиями, над узорчатым замысловатым входом - окно-розетка, которое забрасывает обрывками света собор изнутри, развеживает те на выступах, закидывает в углы, растягивает по потолку и аккуратно касается ими икон и крестов. Дверь открывается бесшумно, и на входящего сразу обрушивается запах ладана и восковых свечей, слабый оттенок масла, которым написаны иконы, холод камня, блики свечей оставляют поцелуи на щеках. За распятием - все те же окна-розетки, которые оотеняют его, отбрасывая тень креста на любого, кто стоит перед ним. Со стен смотрят святые, разворачиваются библейские сюжеты, массивные канделябры обрамляют рельефные колонны. Пол гладкий, мраморный, похожий на стеклянное море...  Через какое-то время к сонму запахов примешивается еще и медный, от органа, стоящего на возвышении, который очень скоро зальет собор будоражащей сердце мелодией...
Знающий человек может пройти в узкий проход между колонной и стеной, там можно найти крутую лестницу, ведущую в башню, к колоколам, выше, кто знает, что ждет наверху...
Дыхание замирает, мир приобретает оттенки таинственности с примесью мистики, в такизх помещениях верится в Ангелов и Демонов, кажутся живыми каменные горгулии... Хочется молчать, закрыв глаза, нестись душой ввысь, разрезая острыми гранями голубое небо, как делают это острые шпили...

0

2

Молодой человек в черной рясе, полы, котрой достают до земли,неторопливо прошел по мраморному полу до небольшого
пьедестала.Через некоторое время зал наполнится веселыми гостями, а перед ним будут стоять два влюбленных человека,
человека, решивших соедить свой союз перед Небесами и перед Господом.
Поднявшись по низким ступеням, он обратил взгляд к распятию. Оно, казалось, излучает смиренное спокойствие и благославление.
Хороший знак. - подумал он. Распятие не всегда выглядит так умиротворенно, чаще внушает необъяснимый трепет,
как бы предостерегая или осуждая.
Парень слегка дернул головой, чтобы сбростить упавшие на глаза гладкие, прямые волосы и повернулся лицом к еще пустующим скамьям
для прихожан.
Перед собой он положил массивную ветхую книгу и раскрыл там, где лежала ленточка-закладка.
Прочистив голос, он прочитал несколько строк на латыни и обратно захлопнул книгу.
С минуты-на-минуту должны начать запускать гостей, поэтому он поборол желание сесть на пол и просто облокотился на трибуну и стал всматриваться в мерцающий свет от свечей.

0

3

Алерой стоял возле алтаря – монументального сооружения, поражавшего свсоей величественностью, как и всё в этом соборе. Пляска света и тени вокруг, удивительные до гротеска библейские фигуры с не по-человечески чистыми и строгими лицами, безумные орнаментальные розетки витражей, окрашивавшие проникавшие внутрь собора солнечные лучи в разные оттенки мягкой палитры. Он волновался, как школьник. Взглядом перебегал с колонн собора на стрельчатые арки и окна, на массивные двери, сквозь которые скоро, ну вот-вот через несколько минут, пройдёт человек, которому он готов был отдать и свою руку, и душу.
Лёгкие мурашки от волнения пробегали вверх по позвоночнику. Алерой чувствовал себя несколько скованно в официальном наряде - белоснежный смокинг, брюки, ботинки, белая шёлковая жилетка, белая же рубашка, серебряные запонки, и винного, тёмно-красного цвета платок в нагрудном кармане и галстук-бабочка. Волосы у Алероя были аккуратно зачёсаны в хвост, симметрию нарушала только седая прядь, с которой он ничего поделать не мог.
Хотелось поправить галстук, скрестить руки на груди - сделать хоть что-то, чтобы рассеять взволнованный стазис, сдвинуться с места - он сам уже стал казаться себе одной из фигур, как те, что были на витражах.
Скоро прийдёт... Я не видел его несколько дней, пусть так положено, но что за ритуальное издевательство... Сам не ожидал от себя подобной нервозности. Я уже не знаю, что со мной будет, когда я увижу его.
Время понемногу шло. Собор наполнялся людьми, и под множественными взглядами Алерой Отто нервничал ещё больше. Тем не менее, несолько безумная улыбка то и дело проявлялась на его лице, это несколько не соответствовало торжественности момента, однако отражало его противоречивые чувства.

0

4

Два любезных мужчины помогли войти в дверь, открыв ее, мрак упал на плечи, расплескался по фате... Акабанэ еще раз осмотрел себя с ног до головы, чтобы убедиться, что все хорошо, и лишь затем сделал еще один неуверенный шаг, а может, лишь поднял ногу, а земля сама услужливо прокрутилась на нужное количество сантиметров...
Платье, как показал осмотр, сидело идеально, по полупрозрачному белому корсету, обнажавшему плечи россыпью сверкали жемчужины, портные даже укрепили несколько особенно крупных из них в бутонах белых роз, которые тоже были рассыпаны по платью в, казалось бы, беспорядке, но этот беспорядок казался единственно правильным их расположением, розы сплетались между собой на венке,который держал фату, но там они чередовались с белыми коронами лилий, которых было гораздо меньше, но они смотрелись так, словно еще одна была бы лишней, а сейчас порядок был идеальным. В довершение, последняя роза стеблем шла от корсета вверх, овивала шею, Акабанэ сам попросил сделать ее изгиб попросторней, чтобы не срезать со стебля шипы и не калечить его, и теперь тот был похож на изящный зеленый ошейник, завершавшийся мягким  цветущим красным бутоном чуть сбоку.
Длинная пышная юбка, белоснежная, но с подкладкой цвета шампанского, которая выглядывала из под самого верхнего полотна на несколько сантиметров, создавая ощущение обрамления... длинный шлейф, тянущийся на метр, казалось, почти не касался пола.
Куродо шел как в тумане, иногда останавливаясь, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, он почти ничего не видел вокруг, не видел скамей, не видел людей, которые уже собрались и ждали... С замиранием дыхания приближался к алтарю, боясь, что колени дрогнут и он упадет...
И тем не менее улыбался... улыбался, когда шел, когда оказался возле самого алтаря, когда поднял взгляд на Алероя, когда еле сдержал желание броситься к нему сразу, забыв мгновенно обо всем на свете...
Встал, стараясь унять дрожь во всем теле... обернулся, за ним должен был идти Рэйн, его свидетель, с венчальной короной, ее следовало надеть, прежде чем вступить к жениху и предстать перед ним, посмотрел на того слегка растерянно, склонил голову и сам чуть склонился, чтобы парень смог надеть корону, отверстие в венке из лилий и роз было точно таким, чтобы корона помещалась и находилась в устройчивом положении...  и стал ждать...

0

5

Все было готово для проведения церемонии. Приглашенные гости расселись по своим местам, жених, немного сконфуженный, уже стоял возле алтаря и ждал пришествия своей второй половины.
Молодой священник ожидал этого не меньше. Он переминался с ноги на ногу и каждую секунду бросал взволнованный взгляд то на гостей, то на тяжелые врата собора.
Не легкая на мою долю выпала задачка…Сочетать браком этих двух людей, да еще и… благословлять от лица Бога этот странный союз…
Он тяжело вздохнул, и в эту же минуту послышались сначала тихие, а затем все более нарастающие звуки органа, оповещающие о начале таинства.
Между скамьями, в белоснежном платье, шел высокий, красивый молодой человек. По всему его виду, по выражению лица, по осторожным, неустойчивым шагам можно было сказать, что волнение и радость переполняли его в равных пропорциях.
Подождав, пока Куродо подойдет к самому алтарю  и немного переведет дух, Мидо спустился к нему, и, взяв его правую руку в свою, переложил ее в левую руку Алероя, а затем снова вернулся на свое место.
Склонив голову, он еще раз пристально изучил всех присутствующих и только после этого начал произносить речь, в которой, по его мнению, мало кто нуждался, и это было, скорее, формальным действием. Поэтому он решил не тратить на это слишком много времени.
После приветствия всех присутствующих и сообщения о том, зачем они все здесь собрались, он громогласно прочитал небольшой отрывок текста  Евангелие на латыни, а затем обратился по очереди к брачующимся, с просьбой повторить священную клятву любви и верности.
-Я, имярек, беру тебя, имярек, в свои законные жёны, чтобы быть с тобою и оберегать тебя с этого дня и впредь, в благополучии и в невзгодах, в болезни и в здоровье, пока смерть не разлучит нас.
-Я, имярек, беру тебя, имярек, в свои мужья и обещаю, что буду тебе верной помощницей в благополучии и в невзгодах, в болезни и в здоровье, и что я буду любить и почитать тебя во все дни жизни моей.

Как только клятвы были произнесены, он спустился к, без одной минуты супругам, и благословил святым знамением обручальные кольца. Затем, ободрившийся тем, что все почти закончилось, поднялся на алтарь и произнес:
-Если кто-нибудь знает, почему этот брак не может быть заключен, пусть говорит сейчас или молчит вечно.
В течении минутной  тишины на лице Мидо засияла торжествующая улыбка и он медленно,  растягивая каждое слово начал говорить свою последнюю реплику в роли священника:
-Сегодня мы все стали свидетелями того, что этот союз заключен добровольно, основан на искренних чувствах любви и взаимосогласия. По сему, властью данной мне свыше и неоспоримой, объявляю вас, Алерой Отто и Акабанэ, супругами, перед лицом Небес и общества. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

0

6

Следом за Акабане шел Рейн, приглашенный на церемонию венчания в качестве свидетеля. Заметно было, что он немного волновался и чувствовал себя неуместно в этом соборе. Рейну казалось, что часы замедлили ход и каждая живая душа, каждый из присутствующих в этот торжественный момент гостей молился о счастье двух любящих людей, стоявших у алтаря и всеми силами пытавшихся унять дрожь во всем теле, рождаемую радостью.
Рейн не смотрел на шептавшихся гостей, он чувствовал себя тенью и боролся с соблазном сбежать прямо с церемонии, испугавшись своих собственных мыслей о будущем.
Выпадет ли мне шанс так же стоять у алтаря и клясться в верности человеку, который еще не появился в моей жизни, или появился, но я пока не распознал его?
Красивое платье у Акабане, оно хорошо гармонирует с ним. Сама жестокость, кажется, перевоплотилась в непорочное возвышенное создание Господа.

Рейн взял с бархатной подушки венчальную корону и посмотрел в сторону Акабане, ожидая от него знака, что пора надеть ее, следуя многовековой традиции обряда.
Акабанэ повернулся и растерянно посмотрел на него, Рэйн понял, что момент пришел, сделал шаг вперед и надел корону на голову Акабанэ... шепнул тихо "Будьте счастливы", улыбнулся, отошел на свое место, чуть сбоку и стал слушать священника. Рейн видел, как сильно был взволнован жених, произнося слова клятвы любви и верности. Ему казалось, что он чувствовал, как обретают гармонию две души, видел свечение, исходившее от влюбленных.
Метнув беглый взгляд в сторону, Рейн заметил среди гостей девушку, необычайно похожую на его напарницу – одну из 13 стражей Вавилона. Но это было не Алиена.
На лице парня заиграла улыбка.
Как хорошо, что Алиена не видит, чем я сейчас занимаюсь.

Отредактировано Rain Konoe (2009-03-14 19:51:24)

0

7

Сердце колотилось уже тяжело, как будто намерено было пробить насквозь грудную клетку и выбиться наружу, туда, где воздух как будто сгустился, не давая как следует дышать; взгляд Алероя был прикован намертво к створкам дверей в ожидании, когда они наконец медленно, как-то торжественно распахнулись. В глубине грудной клетки будто что-то оборвалось с тихим музыкальным звоном - белоснежный блик почти что ослепил глаза привыкшего ко тьме, прежде чем он различил в этом ярком, чистом сиянии белизны Куродо, своего, любимого всем сердцем, желанного и настолько далёкого сейчас, во время этого сюрреалистического торжества.
Мучительно было без движения ждать, когда он приблизится, вокруг него были какие-то люди, но Алерой их не видел, не замечал, всё его внимание было направлено на любимое лицо Куродо, изгибы его тела. В платье он был дьявольски красив, светлая кожа, оттенённая белоснежным цветом и цветом шампанского; цветы - несмотря на то, что Куродо всегда выглядел мужественно, в этот раз в его образе было безумное изящество, эстетика; плавность, с которой он двигался, то, как шуршало платье с каждым его шагом, гармоничные линии открытых плеч - чем ближе он подходил, тем сильнее кружилась голова у Алероя, холодело в груди от какого-то безумного, на самой границе чувств, восхищения. Когда Куродо приблизился и Алерой поймал его взгляд, подумалось, что вот так можно умереть - счастливым, созерцая божественное, самое красивое существо на свете, любимое всем сердцем.
Во взгляде Алероя, которым он ответил любимому, было столько полусумасшедшего восхищения, бешеного волнения, и обожания, что, наверное, от этого взгляда можно было упасть в обморок. Священник соединил их руки перед алтарём, Алерой Отто бережно принял затянутую в белоснежную перчатку руку Куродо в свою и так стоял всё время, пока читали Евангелие, боясь шелохнуться.
Голос у Алероя чуть было не прервался, когда он повторял слова клятвы, отдававшиеся приглушённым низким эхом под стрельчатыми сводами собора. Сердце билось ещё сильнее, когда священник спросил, нет ли у кого-то из присутствующих возражений против того, что здесь происходило, почему-то казалось, что вот сейчас, обязательно, кто-то вдруг помешает тому, чтобы его любимый человек принадлежал ему и только ему, и он был готов бы убить любого, кто это сделает, самым бесчеловечным и жестоким образом, на какой был способен.
Клятвы были произнесены, чуть подрагивающими руками Алерой бережно снял перчатку с руки Акабанэ, мгновение постоял, сжимая его пальцы в своей ладони, и надел ему кольцо, которое было символом того самого "и смерть не разлучит нас", которое однажды, нечаянно, было произнесено между ними и стало правдой. Приблизился к Куродо ещё ближе, ему до ужаса хотелось откинуть фату, увидеть любимое, красивое, с демонически-тонкими чертами, лицо, и поцеловать любимого, скрепить этим действием произнесённые слова и всё, что происходило здесь. Алерой с замиранием сердца взглянул через тонкую белоснежную ткань в лицо Куродо и безумно улыбнулся, всё с той же смесью чувств во взгляде.

0

8

Алиена спешила. Как она могла забыть? Приглашение все это время благополучно валялось на столе, под грудами бумаг. И вот, в самый последний момент в голове стукнуло: пора! Такое событие невозможно пропустить! Да и Рейн там будет свидетелем... Но все же... Почему ей так нужно туда попасть? Почему ее преследует жадное желание оказаться там, чего бы ей это ни стоило? Она уже опаздывала - был ли смысл в этом беге? Все в Алиене кричало: есть, есть! Пусть даже ей придется встретиться с сотней недовольных лиц, когда она хлопком массивной двери на миг прервет торжественную церемонию. Кажется, кто-то сказал ей однажды, что в Вавилоне она найдет все ответы. Что-то подсказывало девушке, что в Соборе Сен-Реми она найдет больше, чем ей хотелось... Этот странный трепет в груди - женская интуиция - не расчетливый голос разума. Интуиции Алиена никогда не доверяла, но сегодня был особенный день - да, особенный. Алиена резко остановилась. Вот он, Собор. Казалось, он летел ввысь, обращая свой угрюмый каменный лик к самому Господу. Пульс участился. Черт, это же не моя свадьба, отчего я так волнуюсь? Сделав глубокий вдох, Алиена решительно толкнула дверь. То, что она увидела потрясло ее. Огромная толпа людей. Легкий запах воска. Трепет свечей. Тонкий луч света, льющийся из окон. Массивный алтарь - и перед ним пара, от которой невозможно оторвать глаз. Пара, которая казалась частью этого собора, величественного, холодного, загадочного. Толпа исчезла. Остались только они, Алиена и прекрасные лики, наблюдающие за ними с каменных стен. Алиена с трудом взяла себя в руки, и сквозь толпу поспешила к Рейну. Да, она не зря пришла сюда.

Отредактировано Aliena Oda (2009-03-14 20:08:03)

0

9

Мгновения растянулись в мучительно-медленное течение, казалось, Акабанэ стоял вот так, склонив голову, рассматривая пол, вечно... Но вот он почувствовал, что Рэйн надел корону, острожно, на мгновение задержав дыхание, поднял голову...
будьте счастливы...
Куродо кивнул... до счастья оставался один шаг...
только бы не упасть...
При взгляде на Алероя захватывало дух, хотелось коснуться его - поправить и без того идеально сидяший галстук-бабочку, или дотронуться кончиками пальцев до платка в нагрудном кармане, положить руки на плечи или заправить за ухо седую прядку... Неимоверных усилий стоило сдержаться, а потом слова священника захлестнули, словно цунами, полилась мелодия органа, захотелось молчать, не верилось, что все это происходит на самом деле, пол, словно стеклянное море, слегка покачивался под ногами...
...в болезни и в здоровье... шептал Куродо, повторяя слова клятвы, голос даже при шепоте слегка подрагивал, иногда он делал паузу, словно набирал чуть больше воздуха... и мысли повторяли эти слова сотни, нет, тысячи раз, они сливались с музыкой органа, оплетались кольцами вокруг креста, светом лились из окна...
Когда Алерой снял с него перчатку, Акабанэ как-то почти отчаянно сжал пальцы на его ладони в ответ, сердце отдавалось глухими ударами в висках, когда Алерой надевал ему на палец кольцо... Куродо смотрел на Алероя через фату, и тайком любовался, потом стал сосредоточенно надевать ему на палец кольцо, слегка по-детски высунув от старания кончик языка. Закончил свою важную миссию, тоже сделал шаг ближе, не отпуская руки Алероя, словно боясь сейчас упасть без нее, и поднял на него счастливый взгляд... улыбка была мягкой, с такой улыбкой иногда просыпаешься после сна, в котором был счастлив... Не удержался, заправил прядку за ухо Алерою, медленно, заранее зная, что она уже через несколько минут снова перестанет слушаться и выпадет, но хотелось что-то сделать, что-то ласковое и нежное...
А еще нестерпимо хотелось посмотреть на него без навеса фаты и наконец поцеловать человека, которого он любил больше жизни... акабанэ обернулся на мгновение на Рэйна, увидел, что к нему присоединилась Алиену, улыбнулся им и снова посмотрел на Алероя, тот сейчас казался таким близким, родным, любимым...
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

0

10

Как раз, когда Мидо Бан закончил говорить в собор влетела златоволосая девушка лет семнадцати в коротком (до колена) светло-кремовом платье и такого же цвета босоножках. Влетела - не совсем то слово, она распахнула дверь и забежала на несколько шагов, после чего тяжело дыша упала на пол и пыталась восстанавливать дыхание. (Очки были предварительно сняты, дабы не разбились) Только Бог знает как я спешила...И все же опоздала.. - последние слова, вернее мысли, были после того, как она услышала окончание благословения. Подбирая саму себя с пола и жутко краснея под взглядами людей, она быстренько смешалась с толпой и со словами: "Извините", "Пропустите" и "Смотри куда наступаешь, придурок" стала пробираться к виновникам торжества. По идее, она должна была быть подружкой невесты..Или лучше сказать "невесты", ибо свадьба, мягко говоря, была не обычной. (Даже чувства она вызывала довольно смутные..) И если бы она все не пропустила, то ей бы и осталась, однако теперь девушка надеялась хотя бы просто поздравить счастливчиков и не быть раздавленной народом. Ей  повезло хотя бы потому, что она доползла-таки туда, куда хотела. А именно - по правую руку от невесты. Посмотрев на пару она улыбнулась и стала ждать завершения церемонии, осматривая все вокруг, чтобы принести свои поздравления.

0

11

Пальцы Куродо коснулись руки Алероя, надевая кольцо; сквозь прозрачную ткань фаты было видно, что его лицо приобрело по детски-сосредоточенное выражение. Сердце Алероя, и до того пропускавшее уже, кажется, каждый второй удар, болезненно сжалось от нежности, в голове крутились слова клятвы, его собственный голос и голос любимого, само звучание этих слов почему-то казалось торжественной тайной, хотелось запомнить, крепко запечатать и сохранить их в своей памяти, спрятать для себя и для любимого.
Лёгкое прикосновение пальцев Куродо - тот отвёл от лица Алероя непослушную седую прядь - заставило ещё больше волноваться, всё вокруг лица любимого поплыло, смешалось. Однако, всё ещё в здравом разуме, он за руку потянул Куродо ближе к алтарю, чтобы отдалиться от людей, таких неуместных в этот момент. Чуть дрожащими руками Алерой, глядя в глаза Куродо, бережно отвёл от лица того фату и откинул её назад; в этот момент луч солнца пробился сквозь причудливое переплетение витража-розетки над алтарём и упал на них обоих, они стояли в столбе света; Алерой взглянул в лицо Куродо снова, и почувствовал, что дрожит - тот казался ангелом, весь в белоснежном, венценосный и невозможно, нечеловечески прекрасный... Алерой ласково обнял его за талию, бережно, как будто ему доверили нездешнее, удивительное сокровище - так оно и было; воздух в соборе уже почти звенел; чувствуя, как пальцы скользят по белоснежной ткани платья, ощущая сдержанное тепло тела Куродо, Алерой нежно коснулся его губ своими в поцелуе, долгожданном, ласковом, восхищённом - слов не хватало, чтобы описать это.
Мой...
Воздух звенел, пол собора сдвинулся под ногами, в руках Алерой держал самое драгоценное, чем когда-либо обладал, разорвать поцелуй никак не было возможно, мысли о том, что они на официальной церемонии, строгом торжестве, стёрлись, ушли...
Потом безумное кружение завершилось, собор снова возник вокруг них с его торжественностью и тенями; Алерой замер, его руки скользнули по рукам Куродо - хотелось сжать его ладони в своих и не отпускать; сияние света наложилось на сияние белизны платья Куродо, и это было как взрыв белоснежного и чистого. Держа его за руки, Алерой стоял неподвижно, с ошеломлённой улыбкой на лице.
Мой, да, господи, мой...

0

12

Кольцо наконец оказалось на пальце Алероя, Акабанэ улыбнулся, сердце наполнилось радостью, эта радость выплескивалась через края, оставалась бликами на жемчужинках.
- Пока смерть не разлучит нас... - тихо шепнул Куродо Алерою, посмотрел в глаза. Шепот уже через несколько секунд утонул в шуме толпы, но Акабанэ был уверен, что самый дорогой ему человек услышал их. Люди шептались, переговаривались, мешали, сбивали с мысли, но не мешали чувствовать счастье от прикосновений любимого человека, а когда Алерой потянул его ближе к алтарю, все стало совсем неважным, пустым, лишним, остались лишь движения Алероя, то, как он бережно откинул его фату, осталась счастливая улыбка, играющая на губах Акабанэ. Остался свет, упавший на них, осталось сладостное ощущение, что теперь все будет хорошо. Акабанэ почувствовал, что теряет нить реальности, обнял Алероя, обвил руки вокруг его талии, прильнул к нему и ответил на поцелуй - тоже с нежностью, лаской, любовью. Долго, потому что не видел Алероя несколько дней, теперь нестерпимо хотелось эти несколько дней наверстать, догнать, хотелось дочувствовать...
Алерой теперь просто стоял, сжимая ладони Акабанэ в своих ладонях, Куродо прильнул к нему еще сильнее, шепнул ему на самое ухо:
- Я тебя люблю...Алерой...
Закрыл глаза, попробовал эти слова на вкус, улыбнулся.
- Нам надо уже идти... Скоро должен начаться праздник... - Акабанэ ласково посмотрел в глаза Алерою, потянул его за руку. Посмотрел на собравшихся. - Думаю, нам пора покинуть это место и начать праздник...
Он пошел по дорожке, медленно, потянул за собой Алероя, то и дело оборачиваясь на него...
Когда он вышел из Собора, солнце сияло, Акабанэ улыбнулся... прижался к Алерою, коснулся губами его шеи...
- теперь все будет хорошо? - тихо спросил он. Снова потянул Алероя за собой, хотелось лететь, но он шел медленно, наслаждаясь тем, что рядом любимый человек.

----> Празднование свадьбы (локи пока нет)

0

13

После поцелуя Алерой ещё некоторое время стоял, неподвижно, слушая, как внутри него какой-то голос кричит от счастья, любви, с безумной, какой-то отчаянной нежностью глядя в лицо Куродо.
От слов о любви перехватило дыхание, Алерой не мог сказать что-то в ответ, потому что слова ему в этот момент не давались, только стоял, обнимая своего любимого, свою драгоценность, и смотрел ему в глаза, безумно, почти горящим нежностью и страстью взглядом, надеясь, что этим скажет всё, что хотел бы сказать сейчас.
Торжественности и напряжения как не бывало, только сердце пело счастьем, лаской, Алерой, безумно улыбаясь, последовал за Куродо по дорожке к выходу из собора, бережно сжимая его руку, разгорячённо скользя взглядом по всему его телу, захваченный его движениями, сопровождавшимися шелестом белоснежного платья.
Потом солнце ударило в лицо, они вышли на площадь перед собором; ветел подхватил шлейфы платья Куродо, прозрачную ткань фаты, расплескавшейся тому на спину; Алерой снова ласково, но немного неуклюже - оттого, что голова всё ещё кружилась - обнял его, замер, любуясь тем, как ветер перебирает пряди чёрных волос, обрамляющие любимое, прекрасное лицо, зачарованный улыбкой Куродо.
- теперь все будет хорошо?
- Теперь и всегда. Я люблю тебя.
Они рука об руку пошли вперёд; за спиной раздавались тихие звоны собора, ветер вился вокруг, словно пел от того свободного счастья, что переполняло Алероя игристыми пьяными искрами.
---->Ресторан "Lutter&Wegner"

0

14

Жених и невеста скрылись из глаз, и Алиена как будто пробудилась ото сна. "Это было наваждение" - подумала было она - это все: эта пара, платье, церемония - лишь плод моей фантазии. Наверное, я просто заснула или задумалась. Или это чья-то магия. Но больше похоже на прекрасный сон". На Алиену лился ровный свет изо окна, толпа куда-то исчезла. "Да, это определенно было сном. Я зашла в этот величественный собор, потому что он притянул меня, как магнит. Когда я зашла сюда, меня охватило такое странное чувство, что я потеряла голову. Я придумала все". Но в пустом соборе было грустно и тихо - так тихо, что гудок машины заставил Алиену вздрогнуть. "Думаю, нам пора покинуть это место и начать праздник..." - внезапно вспомнила Алиена слова Акабанэ. Значит, это был не сон? Она кинулась вон из собора. У входа ее ждал красный, старенький Бентли. Водитель не говоря не слова нажал на газ. Он прекрасно знал, куда ехать. "Нет, я все-таки сплю. Все выходит из-под контроля"
Молчаливый водитель везет меня в ресторан "Lutter&Wegner"

0


Вы здесь » Агентство по возврату утраченного - Get Backers » Архив » Собор Сен-Реми